1 Понятие судебной экспертизы

Понятие и виды судебных экспертиз

1.1 Понятие судебной экспертизы

Судебная экспертиза — это одна из форм использования научно-технических достижений в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. Сущность судебной экспертизы состоит в анализе по заданию следователя (суда) сведущим лицом — экспертом — предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов (в том числе протоколов следственных действий), с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источником доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, — доказательствами. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. — М.: Право и закон, 1996.

Экспертиза является самостоятельной процессуальной формой получения новых и уточнения (проверки) имеющихся вещественных доказательств. Судебную экспертизу от экспертиз, осуществляемых в иных сферах человеческой деятельности, отличают следующие признаки: Словарь основных терминов судебных экспертиз. — М.: ВНИИСЭ, 1980.

— подготовка материалов на экспертизу, назначение и проведение ее с соблюдением специального правового регламента, определяющего (наряду с соответствующей процедурой) права и обязанности эксперта, субъекта, назначившего экспертизу, участников уголовного, гражданского и арбитражного процесса;

— проведение исследования, основанного на использовании специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла;

— дача заключения, имеющего статус источника доказательств.

Основания и порядок назначения судебных экспертиз по уголовным и гражданским делам определяются соответствующими кодексами России: Уголовно-процессуальным (УПК), гражданским процессуальным (ГПК) или арбитражным процессуальным (АПК). Эти кодексы устанавливают права и обязанности лиц, принимавших участие в производстве судебной экспертизы, их правоотношения, содержание составляемых при этом основных процессуальных документов, регламентируют и другое вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы.

Закон (ст. 78 УПК, ст. 74 ГПК, ст. 66 АПК) устанавливает, что судебные экспертизы по уголовным и гражданским делам назначаются в тех случаях, когда для разрешения определенных вопросов при производстве по этим делам необходимы научные, технические и другие специальные познания.

Предмет судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела), исследуемые и устанавливаемые при расследовании или судебном разбирательстве уголовного или гражданского дела (ст. 78, 80, 191, 288 УПК; ст. 74, 75, 77 ГПК; ст. 66, 67, 68 АПК) на основе специальных познаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

Среди основных задач, разрешаемых судебными экспертизами, можно выделить направленные на идентификацию объектов, так в криминалистике называют отождествление объекта по его отображениям (в частном случае — следам). Сюда можно отнести задачи установления человека, животных, растений, предметов, веществ, материалов и изделий. Например, установление лица, исполнившего документ, по почерку или установление, данным ли орудием взломан замок.

Другая группа задач — диагностические состоит в выявлении механизма события, времени, способа и последовательности действий, событий, явлений, причинных связей между ними, природы, качественных и количественных характеристик объектов, их свойств и признаков, не поддающихся непосредственному восприятию, и т. д. Например: каков механизм возникновения пожара или взрыва; каковы состав и технология изготовления данного пищевого продукта, как он отличается от изготовленного в соответствии с утвержденными техническими условиями, и т. д.

Третья группа задач связана с экспертной профилактикой деятельностью по выявлению обстоятельств, способствующих совершению преступлений (правонарушений) и разработке мер по их устранению. Например, выработка на основании анализа экспертной практики рекомендаций по защите от подделки ценных бумаг или денежных билетов.

Объектами экспертизы являются, в основном, вещественные доказательства. К ним относятся: отображения людей и животных, предметов, механизмов и агрегатов, вещества, материалы и изделия, документы и полиграфическая продукция, выделения человека, части его тела и трупы, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и многие другие.

Для исследования каждого вида объектов в судебной экспертизе разрабатывается методика экспертного исследования, т. е. система научно-обоснованных методов, приемов и технических средств (приспособлений, приборов, аппаратуры). Методы и средства исследования вещественных доказательств, применяемые в судебной экспертизе, либо разрабатываются специально для этих целей (криминалистические методы), либо заимствуются из естественных и технических наук. Однако в последнем случае методы и технические средства, используемые в экспертизе, подвергаются существенной трансформации в соответствии со специфическими задачами и объектами исследования, применяются своеобразные приемы, специальные устройства, изготавливаемые в дополнение к стандартному оборудованию.

studfiles.net

Тема 3: Правовые основы судебной экспертизы

1. Понятие специальных знаний

Судебная экспертиза в законодательстве определяется как применение специальных знаний. Специальные это, прежде всего такие знания, которые не являются общедоступными. Критерием можно считать знания в рамках средней общеобразовательной школы. Затем человек совершенствуется в процессе обучения в специальных высших учебных заведениях и в результате практической деятельности. Личность формируется в процессе деятельности. Постепенно формируются практические навыки и умения выполнять специальную работу.

Специальными считаются знания не юридические. Принято считать, что судья, прокурор, следователь обучались юриспруденции и знают основные положения закона. Кроме того, толкование норм права влечет правовые последствия, а значит, влияет на судьбы людей. Это может делать только суд, поскольку по конституции правосудие осуществляется только судом. Вместе с тем кроме основных законов УК, УПК, ГК, ГПК существует огромное количество подзаконных актов в виде приказов, инструкций, положений и др., которые детально регламентируют различные виды человеческой деятельности. Нарушение этих подзаконных актов, в ряде случаев влечет правовые последствия. Наиболее ярким примером могут, служит Правила дорожного движения, за нарушение которых наступает уголовная ответственность по ст. 264 УК. Может ли судья знать все инструкции и приказы, конечно нет. В этих случаях уместно выслушать мнение специалистов. Но вопрос может стоять о соответствии действий водителя техническим требованиям Правил дорожного движения.

В судебной практике появляются так называемые «правовые», «экономико-правовые» экспертизы. Например, по факту «псевдоэкспорта» алкогольной продукции следователь попросил помощи специалистов таможенного и налогового права, которые установили в чем состояло нарушение. Пленум Верховного Суда РФ (от 4 июля 1997 г. № 8) рекомендует судам привлекать специалистов в области налогообложения в целях полного и всестороннего выяснения всех обстоятельств.

Каковы же границы специальных познаний. Во–первых, сам суд не может решать специальных вопросов, если есть мнение экспертов. Так по делу об убийстве эксперт баллист дал заключение, что выстрелы были произведены из винтовки ТОЗ-8 . Следственные органы и суд, основываясь на показаниях обвиняемого, иначе интерпретировали объективные данные и пришли к выводу, что выстрелы были произведены из пистолета. Отменяя приговор, Верховный Суд указал на необходимость проведения экспертизы по этому делу. Во–вторых, сами свидетели не могут решать специальные вопросы. Верховный Суд не признал доказательственного значения за показаниями свидетелей, которые утверждали, что они установили совпадение размеров обуви обвиняемого со следами, оставшимися на месте происшествия. В третьих, эксперт не может выходить за рамки предмета исследования и решать вопросы, отнесенные к компетенции следствия и суда. Так эксперт-автотехник, имея противоречивые показания свидетелей о скорости движения автомобиля, взял за исходные данные показания одних и отклонил показания других. Следователь, в свою очередь, отклонил это заключение, поскольку он сам решает, какие из показаний соответствуют действительности.

Собственные специальные познания юриста проявляются в двух аспектах, когда он сам производит процессуальные действия и когда он оценивает проведенные экспертом исследование.

Закон возлагает на лицо производящее следствие и дознание производить осмотр места происшествия в целях обнаружения следов преступления и выяснения других обстоятельств, имеющих значение для дела. Для этого надо знать основные методы обнаружения фиксации и использования доказательств. Законодатель обязывает следователя применять научно-технические средства для собирания доказательств: фотокиносьемку, звукозапись, изготовление оттисков следов. Это особенно не просто сделать при расследовании сложных техногенных, происшествий, взрывов, пожаров и т.п. А все специалисты на месте происшествия работают под руководством следователя. Затонувшую подводную лодку, упавший самолет и взорванный вагон метро – все это осматривает юрист и принимает правовые решения. При судебном разбирательстве в ряде случаев суд самостоятельно применяет простейшие познания. Так, например по одному из дел судом было установлено, что подпись Иванова на спорных документах визуально не похожа на другие его подписи, имеющиеся в деле. По другому делу было установлено в суде, что спорный договор представляет собой монтаж документа — на лицевой стороне выполненный на струйном принтере, а на оборотной, на лазерном принтере.

Собственные познания необходимы юристам и для того, чтобы оценить работу экспертов. На практике очень часто судьи не читают все заключение эксперта, а только его выводы и принимают их безоговорочно как «черный ящик» на вход которого подается проблема и на выходе готовое решение проблемы. Нельзя относится к исследованиям как к научному приговору. Приговор постановляется судом. Только юристы принимают решения, влекущие правовые последствия. Поэтому они должны понимать и оценивать проведенное исследование. А специалисты обязаны все разъяснить достаточно ясно и доступно. При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении сомнений в его обоснованности назначается дополнительная или повторная экспертиза (ст. 207, 283 УПК РФ). Следователь и суд могут вызвать и допросить эксперта для разъяснения данного им заключения (ст.205, 282 УПК РФ). Современная юридическая практика и личный опыт автора участия в судебных заседания в качестве эксперта, позволяет прийти к убеждению, что очень скоро мы придем к состязательности судебных экспертов.

§ 1. Понятие судебной видеофонографической экспертизы 1. Понятие и методы судебной видеофонографической экспертизы

В современной следственной и судебной практике все чаще встречаются следственные ситуации, при которых возникает необходимость в производстве экспертизы видео- и звукозаписи. Особенно часто подобные ситуации возникают в процессе расследования уголовных дел, связанных с вымогательством, шантажом, коррупцией.

Объектом исследования при производстве данного рода экспертизы являются записи изображения (видеограммы) и (или) звука (фонограммы). Последние могут фиксировать звуки различного происхождения: речь человека, пение, музыку, шум работающего механизма и т. п., которые могут быть использованы при анализе тех или иных следственных ситуаций и установлении фактических данных.

Этот род экспертизы подразделяется соответственно на два вида: видеографическую и фонографическую [2].

Основные положения видеофонографической экспертизы формируются на базе научных знаний естественных, технических, гуманитарных и правовых наук. Эти знания трансформируются для целей правосудия в соответствии с природой криминалистики, и на их основе создается материнская экспертная наука, новая отрасль криминалистических знаний, которая может быть названа по аналогии с материнскими науками других судебных экспертиз (судебным почерковедением, судебной баллистикой и др.) судебной видеофонографией. Она охватывает два направления: исследование записей изображения (судебная видеография) и звука (судебная фонография).

Говоря о судебной видеографической экспертизе, следует отметить, что принятие нового законодательства и расширение прав оперативных служб в использовании технических средств, а также доступность видеозаписываю-щей аппаратуры открыли широкую перспективу применения видеозаписи в процессе расследования и раскрытия преступлений. Оснащение правоохранительных органов указанной аппаратурой привело к многократному увеличению случаев ее использования в оперативных мероприятиях и следственных действиях. Видеозаписи нередко приобщаются к материалам уголовных дел в качестве судебных доказательств — документов и приложений к протоколам следственных действий [5].

Насыщение отечественного рынка бытовой, полупрофессиональной и профессиональной видеозаписывающей и видеомонтажной аппаратурой,

Выявление максимально возможного комплекса признаков, характеризующих как видеоаппаратуру по видеозаписи, так и саму видеозапись, дает возможность эксперту выявлять изменения, привнесенные в видеозапись, и идентифицировать конкретный экземпляр видеозаписывающей аппаратуры. Идентификация конкретного экземпляра видеозаписывающей аппаратуры по имеющейся видеозаписи необходима еще и потому, что в большинстве случаев эксперт не имеет возможности исследовать сам видеозаписывающий аппарат. Существующие методы выявления идентификационных признаков видеоаппаратуры и видеоносителей достаточно эффективны и прошли должную апробацию в экспертных учреждениях.

Деятельность эксперта, исследующего фонограмму, имеет определенные особенности, обусловленные природой объекта исследования и поставленными следователем (судом) вопросами. Решение экспертных задач в большинстве случаев требует эвристического поиска решений и ситуационного подхода. Если вести речь о фонографической экспертизе, то необходимо подчеркнуть, что это единственный вид экспертной деятельности, основным орудием которой является не зрение, а слух, и эксперт в данной ситуации должен не только обобщить комплексную информацию, заключенную в фонограмме, но и подразделить ее таким образом, чтобы одновременно судить о содержании сказанного, лингвистических особенностях речи говорящего, его личности, эмоциональном состоянии, условиях, в которых записана фонограмма, и т. д.

Для познания свойств видеоизображения, голоса или речи нужно построить их мысленную, идеальную модель. Она формируется с помощью понятий, называемых признаками. Отношение свойства и признака — это отношение материального и идеального, построенного на основании материального. Системе свойств каждого человеческого голоса, речи, а также видео- или звукозаписывающего устройства в процессе экспертного исследования должна соответствовать система признаков мысленной^юдели, которой оперирует эксперт-видеофонографист.

lawbook.online

§ 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Эта идея, но уже на другом уровне, была представлена А.И. Винбергом, полагавшим, что необходимо разрабатывать самостоятельное (не в рамках науки криминалистики) общее учение о судебной экспертизе, включив в нее то общее, что объединяет различные роды и виды судебных экспертиз.

Развивая эту идею, А.И. Винберг в 1973 г. совместно с Н.Т. Малаховской опубликовал статью под названием «Судебная экспертология — новая отрасль науки», в которой говорилось о необходимости сформировать судебную экспертологию как науку о законах и методологии формирования и развития судебных экспертиз, ее месте в системе научного знания, элементах системы экспертологии.

В 1974 г. А.Р. Шляхов науку о судебной экспертизе назвал теорией судебной экспертизы. «Теория судебной экспертизы — это система знаний о закономерностях и основанных на них методах, применяемых в различного рода судебных экспертизах при решении задач по исследованию тех или иных объектов». Основное внимание в концепции А.Р. Шляхова уделялось «специальным экспертно — криминалистическим знаниям», в содержании которых он различал четыре части:

— введение в теорию и практику криминалистической экспертизы;

— общие положения теории и методики криминалистической экспертизы;

— научные и теоретические основы криминалистических экспертиз (общие положения и методики проведения отдельных видов криминалистической экспертизы);

— использование криминалистической экспертизы в процессе доказывания по делу и предупреждения правонарушений.

В.Д. Арсеньев, в отличие от А.Р. Шляхова, признавал возможность существования общей теории судебной экспертизы лишь как одного из элементов теории судебных доказательств3. Предметом общей теории судебной экспертизы, по его мнению, являются закономерности возникновения, сохранения и изменения доказательственной информации, являющейся объектом, материалом и результатом судебной экспертизы.

Являясь пионерами становления теоретической науки, предметом которой являлась судебная экспертиза, А.Р. Шляхов и А.И. Винберг тем не менее давали разное ее определение.

По определению А.Р. Шляхова, общая теория судебной экспертизы — система знаний об экспертных исследованиях (деятельности экспертов), их целях, компетенции отдельных родов, видов и подвидов этих исследований, предметах, объектах экспертных исследований, применяемых экспертами методах. А.И. Винберг отстаивал наименование «судебная экспертология», под которой он предлагал понимать «отрасль советской юридической науки, которая изучает закономерности, методологию и процесс формирования и развития научных основ судебных экспертиз, а также исследует их объекты».

Важным этапом в развитии теории судебной экспертизы стало издание книги А.И. Винберга и Н.Т. Малаховской «Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз)». — Волгоград, 1979. Основные концептуальные положения авторов заключались в следующем:

1. Судебная экспертология — «форма достоверного научного знания о закономерностях и методологии формирования и развития научных основ судебных экспертиз».

2. Теоретическое объединение всех концепций предметных экспертных наук должно осуществляться на основе самой экспертологии на базе сравнительного экспертоведения, которое «понимается как часть судебной экспертологии, основывающейся на методе сравнения уровня общеметодологической концепции и занимающейся сравнительным изучением различных отраслей знаний в области судебных экспертиз для выявления присущих им общих законов, принципов, структурных связей. и отношений, общности их происхождения в аспекте гомологии».

3. Научные основы судебных экспертиз формируются либо непосредственно на базе материнских наук, либо через трансформацию этих наук в экспертные науки.

4. В системе судебной экспертологии обозначены четыре уровня знаний:

— фундаментальные базовые (материнские) науки;

— предметные судебные науки;

— отрасли предметных судебных наук;

Конец 80-х — начало 90-х годов 20 века характеризуется проведением фундаментальных исследований концептуальных основ теории судебной экспертизы. И.А. Алиев предложил следующую структуру этой теории:

— методологические основы общей теории судебной экспертизы;

— предмет, объекты, субъекты и задачи экспертной деятельности;

— методы и методики в структуре экспертной деятельности;

— инфраструктура и процессуальная функция судебной экспертизы;

— частные теории судебной экспертизы.

В 1989 г. в проблемной записке для Ученого совета ВНИИСЭ концепция судебной экспертизы была изложена Ю.Г. Коруховым3. По его мнению общая теория судебной экспертизы должна включать следующие разделы:

1. Методологические основы общей теории экспертизы.

2. Предмет, объекты, субъекты и задачи экспертной деятельности.

3. Методы и методики в структуре экспертной деятельности.

4. Инфраструктура и процессуальная функция судебной экспертизы.

Частные теории судебной экспертизы.

Свою концепцию общей теории судебной экспертизы выдвинула Т.В. Аверьянова. Она предложила включать в состав этой теории:

— концептуальные основы общей теории судебной экспертизы — учение о судебной экспертизе как разновидности практической деятельности;

— учение о закономерностях формирования и развития судебных экспертиз;

— учение о предмете и задачах судебной экспертизы;

— учение о субъекте экспертной деятельности;

— теорию процессов, отношений и целей экспертной деятельности;

— учение о методах общей теории судебной экспертизы и экспертного исследования;

— учение об объектах судебной экспертизы, их свойствах и признаках;

— учение о средствах и формах коммуникативной деятельности при производстве судебных экспертиз и информационных процессах;

— теорию экспертного прогнозирования;

— частные теории отдельных родов и видов судебных экспертиз.

С самостоятельной концепцией теории судебной экспертизы выступила С.Ф. Бычкова. Она рассматривает науку о судебной экспертизе в более широком объеме, чем ранее названные ученые. С.Ф. Бычкова отмечает, что в ее содержание общая теория судебной экспертизы входит составной частью наряду с судебно-экспертными отраслями научного знания, имеющими самостоятельный статус по отношению к общей теории судебной экспертизы. В то же время, С.Ф. Бычкова полагает, что «общая теория судебной экспертизы может быть определена как система теоретического знания, отражающая на метапредметном уровне наиболее общие закономерности развития научных основ судебных экспертиз и экспертной деятельности, либо как система теоретического знания, являющаяся методологической основой судебно-экспертных отраслей знаний».

1. Методологические основы.

2. Экспертная техника.

3. Экспертная тактика.

4. Методика экспертного анализа отдельных видов преступлений.

Ю.Г. Корухов и С.Ф. Бычкова считают, что она относится к юридическим наукам. Ю.Г. Корухов трактует общую теорию судебной экспертизы «. как юридическую по своей природе и междисциплинарную по форме и значимости, имея в виду ее роль для каждого вида судебных экспертиз»1. Он подчеркивает, что «создание, структурирование и развитие общей теории судебной экспертизы немыслимо в отрыве от криминалистики, уголовного, административного процессов. Криминалистика и ее учение о механизме совершения преступления и о возникновении уголовно-релевантной информации с ее разработками в области теории криминалистической экспертизы является одним из краеугольных камней в фундаменте общей теории судебной экспертизы. Положение наук о процессуальном праве и само процессуальное законодательство необходимы для создания общей теории судебной экспертизы в силу специфического характера той деятельности, отображением которой является эта теория». С.Ф. Бычкова, признавая комплексный характер науки о судебной экспертизе, ее интегративную природу, тем не менее полагает, что «наука о судебной экспертизе соответствует основным классификационным критериям юридических наук». И является юридической прикладной дисциплиной юридического цикла.

Возражая вышеуказанным авторам, Т.В. Аверьянова отмечает, что все вопросы, относящиеся к процессуальному регулированию института судебной экспертизы, не имеют прямого отношения к общей теории судебной экспертизы, представляя собой сферу науки уголовного процесса2. Судебная экспертиза связана с процессуальным правом по характеру соподчиненности, исходя из того, что это право определяет положения по законодательному регулированию судебной экспертизы. Определяя вслед за Р.С. Белкиным синтетический характер общей теории судебной экспертизы как науки, Т.В. Аверьянова высказывает мнение, что она относится к классу гибридных наук3, представляя собой «монолитный сплав данных различных областей научного знания» и добавляет, что обладая естественным и определенным правовым содержанием, не менее важными ее составляющими «служат современные достижения естественных, технических и, в известной степени, общественных наук».

Таким образом, очевидным является отнесение теории судебной экспертизы к самостоятельной области научного знания, а не части науки криминалистики. Нельзя отрицать взаимосвязи этих областей знания. Ряд принципов при построении теории судебной экспертизы позаимствован из общей теории криминалистики, в том числе из таких частных теорий, как криминалистические идентификация и диагностика, служащих научными основами отдельных родов и видов судебной экспертизы. Однако общая теория судебной экспертизы имеет свои, отличные от криминалистики, предмет, объекты, методы познания, специфические функции1. Как самостоятельная область научного знания теория судебной экспертизы призвана послужить прочным фундаментом для формирования общих теоретических основ различных родов и видов судебных экспертиз в рамках единой науки о судебной экспертизе.

www.sud-expert.net

§ 1. Понятие, виды и субъект судебной взрывотехнической экспертизы

При расследовании преступлений, совершаемых с применением взрывных устройств, возникают вопросы, для разрешения которых необходимы специальные познания. В таких случаях согласно ст. 195 УПК РФ лицо, производящее расследование, может назначить судебную экспертизу, которая значительно расширяет познавательные возможности следствия и суда, позволяя использовать в ходе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел весь арсенал современных научно-технических средств.

Многообразие взрывчатых веществ, взрывных устройств, следов взрыва, а также большое количество методов, которые используются при их исследовании, приводят порой следователей в затруднение при выборе соответствующей экспертизы, ее предметного наименования. Изучение судебно-следственной практики показывает, что в подобных случаях вместо судебной взрывотехнической экспертизы следователи часто необоснованно назначают “химические”, “физические”, “баллистические” и иные экспертизы. Особенно такой подход был распространен в 1970-80-е гг., когда научные методы применялись изолированно, а методики судебных экспертиз только начинали разрабатываться. Сегодня без специальных познаний определить общую направленность экспертизы по совокупности необходимых методов довольно сложно, так как химические, физические и иные методы применяются при производстве различных экспертных исследований, приспосабливаются и трансформируются для решения различных задач, возникающих в ходе борьбы с преступностью.

Взрывотехническая экспертиза производится в нашей стране уже более 25 лет, а последние 10 лет получила довольно широкое распространение в связи с участившимися случаями совершения преступлений с использованием взрывных устройств. Но до сих пор остается много нерешенных и дискуссионных вопросов. В связи с этим небезынтересно было бы проследить, хотя бы кратко, как становился и развивался этот род экспертизы.

Появление нового самостоятельного рода “Взрывотехническая экспертиза” было обусловлено возрастающим значением определенных исследований для судебно-следственной практики.

Впервые термин “Взрывотехническая экспертиза” был употреблен в криминалистической литературе в 1975 г. Н.П. Ландышевым в работе “Расследование убийств, совершенных с применением взрывчатых веществ”1. При этом автор подчеркнул, что объектами исследования в данном случае являются взрывчатые вещества, взрыватели или их остатки, взрывные устройства, их осколки и т. д. Однако недостаточная разработанность научных основ взрывотехнической экспертизы привели к тому, что некоторые ученые-криминалисты сначала вообще не включали ее в систему судебных экспертиз в качестве рода, вида или разновидности2. Так, системе судебных экспертиз, предложенной А.Р. Шляховым, как класс была выделена криминалистическая экспертиза, как род последней — судебно-баллистическая3. Далее он отмечает, что “в структуре судебно-баллистической экспертизы в настоящее время формируется новый вид — исследование взрывчатых веществ и специальных взрывных устройств. ”4 и дает его характеристику.

Экспертные исследования взрывчатых веществ и взрывных устройств в рамках судебной баллистической экспертизы проводились примерно до конца 70-х годов. Однако со временем судебно-баллистическая экспертиза исчерпала свои возможности в этой области, перестала удовлетворять запросам следственной и судебной практики.

Во-первых, выяснилось, что познание индивидуальных обстоятельств преступления, совершенного с применением взрывного устройства, на основе судебно-баллистических принципов исследования невозможно, поскольку они изучают другой круг объектов и закономерностей, связанных с действием огнестрельного оружия, движением снаряда по каналу ствола при производстве выстрела5. Для познания индивидуальных особенностей взрывотехнических объектов необходимы совершенно иные методы, приемы и способы, которые разрабатываются на базе познания специфических закономерностей, действующих в механизме взрыва взрывчатых веществ.

Во-вторых, судебно-баллистические исследования основываются преимущественно на результатах применения трасологических методов, а для выполнения взрывотехнических исследований в полном объеме необходимо комплексное изучение, связанное с использованием методов, разработанных в трасологии (для установления принадлежности осколков взрывного устройства), в судебной химии (для исследования структуры и состава взрывчатого вещества и следов взрыва), в судебном материаловедении (для установления материала, из которого изготавливалась оболочка и другие детали взрывного устройства) и т. д.

Наконец, в-третьих, создание и развитие необходимой экспертам информационной базы потребовало от экспертов работы с многочисленными взрывотехническими объектами, ГОСТами, техническими условиями и т. д., что в принципе выходило за рамки судебно-баллистических исследований.

Все это в целом и предопределило постепенное возникновение и развитие нового рода судебной экспертизы. Данный вывод подтверждает В.А. Ручкин, который отмечает, что “возникновение самостоятельного направления исследований с перспективой превращения его в новый вид экспертизы происходит при наличии двух условий: 1) невозможности дальнейшего исследования нового объекта в полном объеме методами, применяемыми в рамках существующего вида экспертизы; 2) неспособности этих методов к модификации при исследовании нового объекта. При этом под модификацией понимается не коренное изменение уже сложившихся в данном виде экспертизы экспертных методик, а их приспособление к специфике нового объекта экспертизы”6.

Первоначально этот род экспертизы назывался и трактовался учеными по-разному. Так, И.Ф. Пантелеев предлагал назвать такую экспертизу пиротехнической , но не относящейся к классу криминалистических. Однако данное название не прижилось в криминалистике8, так как было неточным и не отвечало всему кругу решаемых экспертизой задач. С.И. Винокуров поддержал название “взрывотехническая экспертиза”, но применил его не только к экспертизе взрывных устройств и следов взрыва, но и к экспертизе технологических взрывов на взрывоопасных производствах9. Автором было произведено искусственное объединение двух самостоятельных экспертиз. Позднее аналогичную позицию заняла А.Г. Скоморохова, которая предложила соединить исследования взрывных устройств и следов взрыва и следов производственно-технологических взрывов в новый вид — экспертизу взрывов, относящуюся к классу естественно-технических криминалистических экспертиз. Н.А. Селиванов обозначил взрывотехническую экспертизу как “экспертизу взрывных устройств, взрывчатых веществ и продуктов взрыва”.

Позиции А.Г. Скомороховой и Н.А. Селиванова представляются нам необоснованными, поскольку предложенные ими наименования экспертизы в данном случае не соответствовали бы ее предмету, а их использование вызвало бы определенные трудности у следователей при назначении экспертиз и в конечном итоге привело бы к снижению их эффективности.

Не получило распространение и предложение об изменении названия на “криминалистическую взрывотехническую экспертизу”12, прилагательное “судебная” давно стало общепринятым для всех видов экспертиз.

В настоящее время термин судебная взрывотехническая экспертиза прочно утвердился как в научной, так и в следственно-судебной практике, стал практически общепринятым и дискуссию о наименовании данного рода судебных экспертиз можно считать завершенной13.

Однако место взрывотехнической экспертизы в системе судебных экспертиз до настоящего времени четко не определено, хотя это имеет не только теоретическое, но, прежде всего, — практическое значение. От решения этого вопроса зависит специализация экспертов, а следовательно — их компетенция, т. е. в конечном счете и то, кто же должен производить такие экспертизы.

Ряд авторов отмечают, что в практике экспертной работы сложились направления, в которых широко применяются инженерно — технические познания. В первую очередь этого требует проведение исследований при решении задач пожарно-технической, взрывотехнической и металловедческой экспертиз. Таким образом, взрывотехническая экспертиза включена в класс инженерно-технических экспертиз14.

В современной классификации судебных экспертиз, предложенной Е.Р. Российской, взрывотехническая экспертиза также нашла свое место в виде разновидности судебных инженерно-технических экспертиз (судебная взрывотехническая экспертиза), поскольку своим рождением она обязана именно инженерно -техническим наукам15. При этом автор отмечает, что в судебную взрывотехническую экспертизу входят вопросы, не только связанные с исследованием взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов взрыва, но и касающиеся взрывоопасных аварийных ситуаций, механизмов технологических взрывов, нарушений правил взрывобезопасности (они, как замечает далее автор, разрешаются в комплексе с технологической экспертизой) . В данном случае речь идет и о промышленных взрывах, природа которых различна (нарушение технологического процесса, техники безопасности и т.д.)17, и о криминальных взрывах, совершаемых с применением взрывных устройств.

Аналогичного мнения стал впоследствии придерживаться Р.С. Белкин, который отмечал, что взрывотехническая экспертиза — формирующийся род инженерно-технических экспертиз18. Вместе с тем, в одном из последних учебников по криминалистике, соавтором которого была и Е.Р. Российская, взрывотехническая экспертиза была отнесена им к классу криминалистических экспертиз19.

К новому роду судебно-технических экспертиз причисляет взрывотехническую экспертизу и И.С. Таубкин, который пишет: “поскольку к предмету этой экспертизы относится определение причин и технических закономерностей возникновения и динамики взрывов, связанных не только с технологией, ее правильнее называть взрывотехнической”20. Он считает, что взрывотехническая экспертиза занимается исследованием взрывов на различных объектах промышленности, транспорта, сельского и коммунального хозяйства и т. д., а исследование самодельных взрывных устройств, применяющихся при совершении преступлений, является предметом специальной экспертизы – криминалистической экспертизы взрывных устройств и взрывчатых веществ. Таким образом, И.С. Таубкин подменяет понятие взрывотехнологической экспертизы взрывотехнической, но при этом относит исследования самодельных взрывных устройств и взрывчатых веществ к классу криминалистических.

Иную точку зрения отстаивает Ю.Г. Корухов, который утверждает, что взрывотехническая экспертиза является практическим воплощением области знаний, определяемой как криминалистическая взрывотехника, и относится к классу новых видов криминалистических экспертиз22. Такого же мнения придерживаются Т.В. Аверьянова23, Н.П. Яблоков24, И.Д. Моторный25 и ряд других авторов2 .

Н.П. Яблоков, в частности, отмечает, что основное криминалистическое исследование взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их применения осуществляется взрывотехнической экспертизой, являющейся видом криминалистической экспертизы27. “Зародившись в рамках судебно-баллистической экспертизы и получив название взрывотехнической, — пишет А.А. Эксархопуло, — новый вид судебной экспертизы в настоящее время сформировался в самостоятельный вид технико-криминалистического исследования со своими специфическими задачами, объектами и методами, разработанными на базе познания специфических закономерностей, действующих в механизме взрыва”28.

Мы поддерживаем эту точку зрения, так как считаем, что объединение взрывотехнической и взрывотехнологической экспертиз в один класс судебно-технических экспертиз необоснованно, — объекты этих исследований, задачи, требующие решения, применяемые методы исследования у них разные. Смешение задач и объектов смежных экспертиз приводит к неправильной ориентации следователя при назначении экспертизы, определении объема специальных знаний специалистов и выборе экспертов. Как отмечал в свое время Е.Н. Тихонов, “криминалистическая взрывотехническая экспертиза должна четко отграничиваться от близких к ней, смежных во многих отношениях, но самостоятельных экспертиз, связанных со взрывами на производстве, транспорте и т. п., вызванных нарушениями правил техники безопасности. ”29. Далее он совершенно справедливо утверждает, что экспертизы, связанные с взрывами, происходящими при нарушении различных технологических процессов, являются взрывотехнологическими, имеют свой комплекс специальных знаний и не относятся к криминалистическим30. Объектами исследования в данном случае являются последствия взрыва как результата нарушения соответствующих технологических процессов, правил безопасности и т. д.

Обосновывают отнесение судебной взрывотехнической экспертизы к классу криминалистических экспертиз следующие положения.

Каждая экспертная отрасль имеет в качестве основы конкретную предметную науку. У криминалистических экспертиз таковыми являются соответствующие разделы одной из частей криминалистики — криминалистической техники. Для судебной фототехнической экспертизы это судебная фотография, для судебнотрасологической экспертизы — судебная трасология, для судебнобаллистической экспертизы — судебная баллистика и т. д.

Предметные науки питают “свои” виды экспертиз, обогащают их новыми методами и методиками, теоретическими положениями и практическими рекомендациями. В свою очередь, производство экспертиз, обобщение экспертного опыта обогащают каждую предметную науку, способствуют ее развитию.

Предметная наука судебной взрывотехнической экспертизы, как мы уже отмечали, начала формироваться одновременно с созданием и развитием этой экспертной отрасли. Криминалистическая взрывотехника как отрасль криминалистической техники — это система научных знаний, в которой формируются теоретические и методические начала судебной взрывотехнической экспертизы.

При решении определенного круга взрывотехнических задач проводятся чисто криминалистические исследования по установлению контактного взаимодействия, групповой принадлежности ВУ и т. д., основанные на достижениях теории криминалистической идентификации, трасологии, криминалистического исследования микрочастиц веществ и материалов. Криминалистическая специфика судебной взрывотехнической экспертизы обусловлена не только ее задачами, но и в общими и частными методиками исследований, которые имеют двойственную природу. С одной стороны, они базируются на положениях науки криминалистики. С другой — в них используется комплекс теоретических данных, методических подходов и технических средств других наук — физики взрыва, аналитической химии, технологии взрывчатых веществ и т. д.

Судебные взрывотехнические экспертизы, связанные со взрывами взрывных устройств, производятся в основном в экспертных криминалистических подразделениях МВД-УВД, ФСБ, а с технологическими взрывами — в РФЦСЭ МЮ РФ. При этом субъектами экспертной деятельности31 в этих двух экспертизах выступают лица, обладающие разными специальными познаниями.

Изложенное позволяет проследить путь, по которому прошла организация судебной взрывотехнической экспертизы: сначала выделились объекты исследования (взрывчатые вещества, взрывные устройства, следы взрыва и т. д.), которые в науке и технике изучались специалистами отдельных профилей подготовки, затем эти объекты стали изучаться с точки зрения связанных с ними закономерностей, проявляющихся при совершении преступлений, и возникновения той информации, которая необходима для решения задач взрывотехнической экспертизы, — обнаружения следов взрыва, диагностики взрывоопасных объектов, идентификации, установления механизма следообразования и т. д.

Судебная взрывотехническая экспертиза проводится в целях: установления факта взрыва и причин взрыва; определения конструкции взрывного устройства, примененного для взрыва (вида и количества использованного заряда, способа и средств его подрыва и т. д.), а также квалификации, необходимой для изготовления самодельного взрывного устройства и применения его в преступных целях. С помощью судебной взрывотехнической экспертизы также могут быть получены сведения, способствующие поиску преступника, выдвижению следственных версий, изобличению виновного. Так, идентифицировав частички взрывчатого вещества, обнаруженные на месте происшествия, и взрывчатое вещество, изъятое у подозреваемого при обыске, можно установить его причастность к подготовке или производству взрыва. По деталям, узлам и осколкам самодельного взрывного устройства, изъятым с места происшествия, можно определить уровень квалификации (навыков) лица, изготовившего его, а также место, где эти детали и узлы были похищены или приобретены; при исследовании боеприпасов взрывного действия может быть установлен его тип и вид, а иногда и завод-изготовитель (завод-снаряжатель), что помогает выявлению канала поступления боеприпасов в незаконный оборот и существенно сужает круг поиска подозреваемых.

С учетом сказанного можно отметить, что криминалистическая экспертиза как один из классов судебной экспертизы включает в себя ряд родов, одним из которых является судебная взрывотехническая экспертиза, имеющая свой предмет, свои специфические объекты исследования и применяющая определенный круг методов.

Судебная взрывотехническая экспертиза — это производимые в установленном законом порядке исследования, осуществляемые сведующим лицом (экспертом-взрывотехником) на основе специальных познаний в области криминалистики, естественных и технических наук и направленные на установление фактических данных в отношении незаконных операций со взрывчатыми веществами и изделиями, их содержащими, а также обстоятельств подготавливаемого или произведенного неправомерного взрыва взрывного устройства по его последствиям с целью разрешения вопросов, имеющих значение для дела.

Судебная взрывотехническая экспертиза находится еще в стадии становления. Экспертные учреждения не везде обеспечены нужными специалистами, не всегда располагают необходимой технической базой. Однако сегодня вполне очевидно, что судебная взрывотехническая экспертиза значительно расширяет возможности следствия и суда при установлении истины по делу, что должно послужить мощным импульсом для развития новой отрасли криминалистики — криминалистической взрывотехники.

Большое внимание, особенно в последние годы, уделяется классификации и систематизации судебных экспертиз. Существующие в системе судебных экспертиз научные основания позволяют делить экспертизы на классы, формирующиеся на основе их связи с конкретной судебной наукой, научные принципы, методические рекомендации и технические средства которой используются при проведении соответствующих исследований.

Классы составляют: судебно-медицинские и психофизиологические, криминалистические, судебные инженерно-транспортные, судебно-бухгалтерские и финансово-экономические, судебно-товароведческие, судебные инженерно-технологические, судебно-экологические и другие экспертизы32.

Криминалистические экспертизы в свою очередь подразделяются на ряд родов, каждый из которых связан с использованием специфических носителей криминалистически значимой информации, имеющих особые закономерности возникновения и применения в целях расследования уголовного дела. Здесь выделяются судебно-трасологическая, судебно-баллистическая, судебно-почерковедческая экспертизы, судебно-техническая экспертиза документов и т. д. Сюда же относится, как мы уже отмечали, и недавно появившаяся судебная взрывотехническая экспертиза.

В теории судебной экспертизы помимо деления судебных экспертиз на классы, рода принято выделять и виды, которые выступают как “элемент рода экспертизы, отличающийся специфичностью предмета исследования в общем для рода объекте, особыми методиками и задачами исследования”33.

Общеизвестно, что методологической основой многих видов криминалистической экспертизы, в том числе судебной взрыво-технической, является теория криминалистической идентификации. Термин “криминалистическая идентификация” употребляется в нескольких значениях. Им обозначают цель (задачу) и результат самого исследования, процесс исследования как систему действий, выполняемых в определенной последовательности для решения задач отождествления, и, наконец, теоретическую концепцию об общих принципах и приемах отождествления материальных объектов как способа установления истины34. Мы рассматриваем идентификацию как цель (задачу) исследования, решаемую путем сравнительного исследования для установления принадлежности изучаемого объекта к определенному роду или группе, его отождествления по следам на взаимодействующем с ним объекте. За такими экспертизами в криминалистике закрепилось наименование идентификационные.

Однако, как показывает экспертная практика и считают большинство ученых, криминалистические исследования нередко кроме установления или отрицания тождества имеют иные задачи, направленные на определение фактического состояния объекта либо его характеристик, установление механизма события, определение условий, в которых происходило событие, и т. д. Удельный вес таких исследований значительно больше по сравнению с идентификационными, и он постоянно возрастает в связи с широким внедрением в практику расследования преступлений современных достижений науки и техники. Такие экспертизы в криминалистике сначала назывались неидентификационными . Основанием их выделения в отдельный вид явилось отсутствие у них задачи установления или исключения тождества. Как отмечал Г.А. Самойлов, “все иные криминалистические экспертизы, с помощью которых вопросы о тождестве не разрешаются . являются неидентификационными”.

Вместе с тем классификация экспертиз на идентификационные и неидентификационные позволяла разграничить все судебные экспертизы только в общей форме, поскольку круг неидентификационных вопросов был весьма широк и разнообразен. В связи с этим А.И. Винберг предложил с позиций научной классификации подразделять криминалистическую экспертизу на идентификационную (установление единичного, конкретного тождества объекта) и диагностическую и ситуационную (комплексную). “Есть все основания, — писал ученый, — для замены менее определенного понятия “неидентификационная экспертиза”, смысловое назначение которого сводится к выражению противоположного понятия “идентификационной экспертизы”, на определенные понятия “диагностическая” и “ситуационная” экспертизы”37.

С развитием теории и практики криминалистики, а также появлением новых достижений научно-технического прогресса классификации криминалистических экспертиз становятся более дробными. Ученые-криминалисты начинают проводить классификации, которые охватывают не только виды, но и подвиды криминалистической экспертизы38.

Подвиды экспертизы — составные части вида, имеющие группу специальных задач, характерных для предмета данного вида экспертизы, а также комплексы методов исследования отдельных объектов39. Следует отметить, что классификация по аналогичным основаниям ранее использовалась применительно к судебно-баллистической экспертизе40, предмет и задачи которой весьма сходны с теми, что имеет судебная взрывотехническая экспертиза. Например, А.Р. Шляхов, рассматривая судебно-баллистичес-кую экспертизу, к ее видам отнес:

“1) идентификационные исследования следов на пулях (иных снарядах) и гильзах для установления конкретного экземпляра оружия, принадлежности пули и гильзы к одному патрону; исследования состояния оружия, в том числе для определения возможности при определенных условиях выстрела без нажатия на спусковой крючок, принадлежности. его к огнестрельному оружию, т. е. вопросы, решение которых нередко предшествует идентификации оружия;

2) идентификационные исследования боеприпасов: порохов, дроби, пыжей, прокладок и тому подобное, в том числе установление способа снаряжения патронов;

3) неидентификационные исследования с целью выяснения обстоятельств выстрела (определение дистанции, времени выстрела, кто стрелял, положений потерпевшего и стрелявшего)”41.

Обращение к теоретическим основам судебно-баллистической экспертизы, а также обобщение экспертной практики взрывотех-нической экспертизы позволили нам предложить деление судебной взрывотехнической экспертизы наследующее виды:

судебная взрывотехническая экспертиза взрывчатых веществ;

судебная взрывотехническая экспертиза взрывных устройств;

судебная взрывотехническая экспертиза следов взрыва.

Такая классификация осуществлена на основе выделения объектов, подвергающихся экспертизе, так как их исследование требует определенной специализации при подготовке экспертов. Кроме того, эти объекты изучаются с точки зрения связанных с ними закономерностей возникновения и сохранения той информации, которая необходима для решения задач судебной взрывотехнической экспертизы, — обнаружения следов взрыва, диагностики вида, назначения, происхождения взрывчатых веществ, взрывных устройств, их идентификации, установления механизма следообразования и т. д.

Каждое из направлений требует от эксперта определенной специализации. Так, если исследование следов взрыва может осуществлять криминалист, получивший юридическое образование и специальную подготовку по криминалистической экспертизе, то для второго и третьего видов исследований необходимо техническое образование. Как пишет А.А. Прозоров, специализация экспертов-взрывотехников при исследовании взрывчатых веществ направлена на изучение химической термодинамики горения и взрыва; химии и технологии нитропроизводных ароматического и алифатического рядов, инициирующих и быстрогоря-щих взрывчатых веществ; свойств, технологии производства, способов применения взрывчатых смесей на основе бризантных взрывчатых веществ, порохов и ракетных топлив, пиротехнических составов.

Специализация в направлении исследования взрывных устройств и изделий, содержащих взрывчатые вещества, — это знание способа проектирования боеприпасов, взрывателей и взрывных устройств, их конструкций и действия, технологии производства, методов снаряжения и применения изделий, содержащих взрывчатые вещества.

Криминалистическое исследование следов взрыва предполагает наличие специальных познаний для изучения взрывчатых веществ и продуктов взрыва (выстрела, горения), взрывных (стреляющих, зажигательных, аэрозолеобразующих) устройств промышленного и самодельного изготовления, их остатков после срабатывания, ситуационного анализа и т. д.42

М.А. Михайлов предлагает также создать отдельную экспертную специализацию по исследованию радиоэлектронных компонентов. Он полагает, что подготовка таких экспертов позволила бы в ходе изучения самодельного взрывного устройства или его фрагментов судить о степени квалификации преступника в этой области, его “почерке”, использовании своеобразных технических решений43.

Изучение экспертной практики показывает, что рассмотренные основные виды судебной взрывотехнической экспертизы при производстве большинства экспертных исследований применяются комплексно. Кроме того, в каждом из видов судебной взрывотехнической экспертизы в качестве составляющих частей со временем может развиться несколько подвидов. В основе такой более детальной классификации отдельных видов судебной взрывотехнической экспертизы должна лежать дальнейшая дифференциация объектов, которая предопределяет задачи (предмет) исследования, а также его методы. Но как совершенно правильно замечает И.Д. Моторный, разделение взрывотехнической экспертизы на подвиды преждевременно44. Он пишет: “Развитие комплексных взрывотехнических экспертиз — одна из важных задач науки и практики. Качественно новых результатов можно достичь при разработке методик комплексных взрывотехнических и: автотехнических (взрывы взрывного устройства в автомобиле), авиационно-технических (взрывы взрывного устройства на борту самолета), железнодорожно-технических (взрывы в железнодорожных вагонах), пожарно-технических (взрывы, сопровождающиеся пожарами) экспертиз, а также комплексных медико-взрывотехнических экспертиз, исследующих в каждом случае специфические материальные носители (в том числе и травмы взрывного происхождения человека и животных)”45. Для таких разработок необходимо соответствующее теоретическое обоснование, которое должно быть подготовлено имеющейся следственной и экспертной практикой. В современных же условиях решение большинства задач может быть успешно организовано в рамках существующей классификации путем производства комплексных экспертиз. Поэтому в настоящее время при назначении экспертизы в постановлении целесообразно указывать ее родовое наименование “судебная взрывотехническая”.

Представляется, что приведенная нами классификация видов судебной взрывотехнической экспертизы будет способствовать повышению объективности получения сведений о фактах дела и эффективности установления обстоятельств, имеющих значение для его расследования. При этом каждый из перечисленных видов судебной взрывотехнической экспертизы связан с решением круга задач, о которых мы будем говорить подробно в следующем параграфе.

Определенный интерес представляет вопрос о субъекте судебной взрывотехнической экспертизы.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством “эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения” (ст. 57 УПК РФ).

Закон не раскрывает, в чем именно заключаются специальные познания, в связи с чем некоторые ученые и практики высказывают мнение, что для исследования взрывных устройств, изготовленных промышленным способом (гранаты, мины, снаряды и т. п.), не требуется назначения Экспертизы46. Так, по мнению Н.Б. Морозова, решение вопроса о том, что из себя представляют данные объекты, нужно отнести непосредственно к компетенции следователя или суда, ибо принадлежность указанных объектов к числу взрывных устройств очевидна и может быть зафиксирована в ходе обычного осмотра вещественных доказательств47.

С данной точкой зрения вряд ли можно согласиться. Для того чтобы компетентно судить об относимости объекта к взрывному устройству и особенно о его техническом состоянии, нужны специальные познания из области криминалистической взрывотехники. А чтобы обладать такими познаниями, нужны специальная подготовка, практический опыт работы и постоянное совершенствование своих знаний, ибо научно-технический прогресс обусловливает появление новых видов взрывных устройств и усовершенствование старых. Необходимо также отметить, что нередко от результатов экспертного исследования зависит правильная квалификация действий виновного лица. Экспертное исследование стандартного взрывного устройства позволяет установить маркировку (числовой и буквенный номер, год изготовления и т. д.), по которой можно выяснить, где и когда оно было изготовлено и куда, в какое ведомство, воинскую часть затем направлено.

По мнению Е.Р. Российской, специальные познания — это знания в области науки, искусства или ремесла, приобретенные при получении специального образования или в процессе практической работы по конкретной специальности. Не относятся к специальным общеизвестные, а также юридические познания48. Таким же образом определяют специальные познания и другие авторы49. Но могут ли обладать подобными познаниями следователи и судьи? Конечно, да, но только в некоторой степени, в том

I объеме, который они получили во время учебы в юридическом ,вузе, и то при условии, что криминалистическая взрывотехника входила в программу их обучения. Однако сегодня эта тема изучается не во всех гражданских вузах. Поэтому вряд ли можно возложить решение вопроса о принадлежности объекта к взрывному устройству на следователя или судью, хотя они и обязаны в соответствии с УПК оценивать заключение эксперта.

Немаловажным представляется также вопрос, какое специальное образование должен иметь эксперт-взрывотехник. В 1990-х гг., в период расширения сети взрывотехнических лабораторий, наблюдалась тенденция приема на работу специалистов, имеющих высшее техническое образование, особенно бывших военнослужащих саперных и специальных подразделений Министерства обороны, имеющих большой опыт поиска и обезвреживания взрывных устройств, которые в процессе работы осваивали, начиная с элементарных понятий, методики проведения судебных взрывотехнических экспертиз. Но при отсутствии юридического образования им трудно представить себе, какое значение для доказывания по конкретному делу будет иметь их заключение и каково уголовно-правовое значение установленных экспертизой фактов. Реализация прав эксперта, предусмотренных ст. 57 УПК, только тогда может быть эффективной, когда эксперт сможет оценить выявленные им факты в связи с расследуемым уголовным делом и дать следователю материалы, основанные на специальных познаниях. Для этого ему и необходимо иметь юридическое образование. Наиболее качественную подготовку в этой сфере на сегодняшний день получают выпускники специализированных факультетов высших учебных заведений МВД РФ.

www.pravo.vuzlib.su